Гендерная мозоль нас не беспокоит?

April 25, 2011 — baerin

Недавно на одном мероприятии в Берлине мне посчастливилось встретиться с  Мариной Рахлей, во всех смыслах замечательной беларуской журналисткой и блоггером.

Так получилось, что пообщаться-то нам особенно и не удалось, но Марина была свидетельницей моего разговора с общим знакомым. Суть разговора сводилась к тому, что мы выясняли, есть ли в Беларуси гендерные проблемы, дискриминация по признаку пола, неравенство мужчин и женщин. Единственное, что уважаемая мною журналистка успела сказать, подходя к нашей компании, было: «У меня в Беларуси нет никаких гендерных проблем».

Мне не хотелось вступать в долгие дебаты, тем более, что время и место не очень располагали к этому, и я ограничилась ответом: «Ну, у Вас нет, а у меня есть». Мы улыбнулись друг другу и разошлись. Но фраза Марины уже который день заставляет меня чувствовать тревогу, мысленно я постоянно возвращаюсь к ней.

В стране, где опросы показывают, что каждая четвёртая подвергается дома физическому насилию, где дам в верхних эшелонах власти практически нет, где дети — исключительно женская забота, и работодатель не берёт на работу молодых матерей, а судьи игнорируют при разводах права отцов… Как можно в этой стране не замечать гендерных проблем?

Вот и сегодня я вспомнила реплику Марины, когда читала статью о том, что двое жителей Ивья сняли порнографическое видео на мобильный телефон и стали его распространять по знакомым. Теперь этих «деятелей» собираются сажать по соответствующей статье о распространении порно с помощью средств связи.

Проблема даже не в том, что наказать бы их в первую очередь за то, что они не просто порнографию «изготовили», а за то, что совершили групповое изнасилование несовершеннолетней жертвы. Видимо, у наших правоохранителей не хватает раскрываемости по «кибер-преступлениям», а заказ от власти по данному пункту есть. Вот они за уши и притягивают в производство всё мало—мальски подпадающее под это определение.

Меня поразило другое — тон Георгия Даня, журналиста www.ej.by и автора этой самой статьи.

Молодых мужчин, совершивших преступление, автор статьи нигде не назвал преступниками. Везде только нейтральные определения «молодые люди» и «парни». Более того, произошедшее прямо названо всего лишь «глупой пьяной шуткой», что сразу же переводит текст из категории нейтральных в категорию сочувствующих. Причём сочувствующих никак не жертве.

Более того, особенно подчёркивается то, что девушка хоть поначалу отказывалась ехать отдыхать на квартиру к одному из парней, в результате всё же согласилась. Зная, какие аргументы приводят обычно наши сограждане, видящие всё через призму «сука не захочет — кобель не вскочит», предполагаю, данная деталь призвана показать читателям, что девушка сама, что называется, шалава, так что молодые люди, конечно, «пошутили», но вроде как ничего такого, она сама же к ним пошла.

Как будто поход в гости, доверие, короткая юбка или состояние алкогольного опьянения дают каким-то подонкам право пользоваться этой девушкой, калечить её и измываться, унижать достоинство. Всё вышеперечисленное от водки до юбки, наверняка будет поставлено жертве ещё много-много раз в укор. Всё, что было, и всё, чего не было. А вот насильников как раз алкоголь в глазах нашего беларуского общества парадоксальным образом оправдывает. Да глупая, да злая, но шууууутка же! Уверен Георгий Дань и тысячи таких, как он.

Насиловали девушку, кстати, как сообщается в статье, посторонними предметами. Поясняю для тех, кто не в курсе, что эта фраза означает. Это не вибратор парни для неё припасли, это совсем другое. В таких случаях насилуют бутылками или ножками от табуретки. При этом у жертвы рвутся половые органы, анус и т. д. Обычно так бывает, когда, например, у самого насильника от водки нет эрекции, а жертва — вот она, и садисту хочется покуражиться. Насилуют-то обычно не просто от желания секса, а от стремления к полной власти над другим человеком. Поэтому состояние полового члена для насильника часто совершенно не помеха. Главное — унизить и помучать.

Да и ещё… почему-то Георгий Дань в своём тексте ни в какой форме не произносит слово «изнасилование». Об этом вроде как речь не идёт. Всё преступление (этого слова тоже нет) в том, что молодые люди распротраняли снятое мобильником видео с занятием [цитата] «непристойными делами».

Наверняка, у этого журналиста тоже нет гендерных проблем в Беларуси (простите, Марина, что вроде как ставлю Вас на один уровень с этим автором. Уверена, в данном конкретном случае Вашего профессионального мастерства хватило бы не скатываться до такого низкопробного текста). Проблемы есть только у «шалав», которые едут в гости к тем, кому доверяют. Проблема есть у несовершеннолетней, которой никто поддержки не окажет, т. к. специальной психологической службы нет, домов для жертв насилия нет, программ реабилитации тоже нет. Зато в маленьком Ивье в эту девушку и её близких теперь наверняка тыкают пальцами (в лучшем случае, наравне с «шутниками», а, скорее всего, всё же больше). И, зная нравы наших городков-деревень, можно утверждать, что теперь каждый первый встречный гопник будет считать её проституткой, «порченой» и т. п., что значит на их языке «эту — можно». Риск быть изнасилованной повторно у девушки вырастает в разы.

Вместо того, чтобы если уж без сочувствия жертве, то хоть нейтрально написать о произошедшем, журналист www.ej.by почти сочувствует насильникам. Я считаю, что это позор. Такой почти комичный, если б не был таким трагичным, пример дискриминационного мышления, распространённого в Беларуси.

Журналисты по-прежнему не более просвещённые люди в гендерных вопросах, чем и всё население? Неужели отсуствие чувствительности к гендерным проблемам объединило таких, казалось бы, разных журналистов? Страшновато становится, если подумать. Идея, пронизывающая все слои общества, вообще-то тянет на национальную, да?

С одной стороны, я рада, если кто то, тем более женщина, может в нашей стране уверенно сказать, что у неё нет гендерных проблем. Значит, её это не коснулось. Это просто замечательно! С другой стороны, и нарушение прав человека и свободы слова у нас большинством не замечаются, их это не коснулось лично. Так неужели надо на собственной шкуре прочувствовать такое, чтоб понять, что проблема у общества в целом есть?

Мне кажется, книг, исследований, статистики всё-таки хватает, чтобы журналист, влиятельный блоггер, любой человек, зарабатывающий информацией, мог ответить на вопрос об актуальности гендерного неравенства в родной стране не ограничиваясь исключительно собственным опытом или, что ещё хуже, расхожими стереотипами.

Автор: Жанна Ямайкина

Источник: http://baj.by

Comments (4)

У Марины, вполне вероятно,

У Марины, вполне вероятно, действительно нет проблем в Беларуси - и она спокойно уехала в очередную долгую поездку. Она вообще молодец. :-)

Вообще-то автор заметки

Вообще-то автор заметки как-то свалила в одну кучу и гендерные проблемы и элементарный криминал. В том, что малолетняя дура пошла с пьяными "на хату", а потом получила то, чего можно было ожидать, даже не имея никакого мозга, не просматривается гендерная проблема, а скорее проблема воспитания. Но этому случаю, думаю, суд дал свою оценку, и все получили, как говорится, по заслугам. Да и потом был ли мальчик? Ведь если я правильно понял, дело завели после появления ролика в сети, а в данной ситуации жертве куда выгоднее быть изнасилованной, чем пойти как соучастница по статье за изготовление и распространение. Что касается отсутствия женщин во власти, то автор, видимо, забыла, кто у нас председатель центризбиркома. Да и про наталью Петкевич забыла, и про ряд других женщин во власти, да и в список 116 невыездных чиновников входит немало женщин. Ну а то, что их всё же меньше, так они туда и особо не рвутся. Из моих знакомых женского пола ни одна не мечтает о политической карьере, а больше о хорошем муже. Так не притянута ли проблема за уши, на основе личного неудачного опыта автора? Что касается бытового насилия, то оно часто бывает направлено и против мужчин, не только против женщин. А женщины, которые ему подвергаются, сами зачастую не желают принимать шаги по его устранению, и дискриминация здесь не при чём. Если ей просто жалко мужа, который распускает руки, и она ему прощает, вместо того, чтобы привлечь его к ответственности на основе законов, которые, кстати, предполагают уголовную ответственность за бытовое насилие, так это её личная проблема, а не гендерная!

Типично совковое оправдание

Типично совковое оправдание насильника: дура, что пошла с пьяными "на хату" или надела короткую юбку (т.е. сама виновата), обвинение в соучастии и т.п.
А Вы, Гость, не думали о том, что в нашем обществе просто СТЫДНО быть изнасилованной? Об изнасиловании девушки заявляют крайне редко, чему есть множество причин: боязнь того, что ей не поверят, "клеймо позора", патриархальная псевдонародная мудрость "сука не захочет..." и т.п. Кроме того, жертва получила физические и моральные травмы, о которых даже вспоминать больше не хочется, не говоря уже о рассказах об ЭТОМ посторонним людям, обследованиях и пр.

Женщина "зачастую прощает" не

Женщина "зачастую прощает" не потому что жалко, а потому что 1) идти некуда, 2) кормить детей некому будет, 3) найдёт, вообще убьёт.

Так что страх и социальная незащищённость. И в Беларуси нет до сих пор ни одного дома для жертв насилия. В то время как в странах-соседях (западнее беларуси) и тем более во всяких германиях-франциях, это нормальная практика. Поэтому почему-то там "жалко" собственного мучителя женщинам на много реже. И слава Богу.

Post new comment

  • Web page addresses and e-mail addresses turn into links automatically.
  • Allowed HTML tags: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Lines and paragraphs break automatically.

More information about formatting options